Доктор Ливси (doctor_livsy) wrote,

Мое интервью журналу "Полдень XXI век" №6 2005 год.

Публикую в ЖЖ, поскольку это интервью мне самому нравится. :) Спасибо Николаю Романецкому за хорошие вопросы. :)

Надеюсь, что пары "вопрос-ответ" понятны без шрифтового выделения? Лень форматировать. :) Даю подсказку на всякий случай - вопрос, это та строчка, где в конце вопросительный знак. В ответе он случается, но весьма редко.

P.S.

БОЛЬШОЕ СПАСИБО ЖЖ-юзеру efreeti за форматирование текста. :)

-------------------------------

1. Прогресс, будущее человечества


Н.Р. Связаны ли, на Ваш взгляд, понятия «научно-технический прогресс» и «духовный прогресс»?
С.Л. Связаны опосредовано. Научно-технический прогресс, в принципе, приводит к улучшению качества жизни, это в свою очередь – к «смягчению нравов». Но это только если рассматривать долгосрочный период. А в данный конкретный момент времени успехи НТР могут вызвать и явный духовный регресс.

Н.Р. В какой степени с ними связан социальный прогресс? Может ли технический прогресс решить социальные проблемы, улучшить взаимоотношения в обществе?
С.Л. Опять же – может и в целом улучшает. Если сравнить ценность человеческой жизни, уважение к личности сто лет назад и сейчас – то социальный прогресс несомненен. Но это все «средняя температура по больнице». Надеяться, что электрификация (компьютеризация, интернетизация) всей страны приведет к немедленным улучшением человеческих отношений наивно. Мне кажется, никто так уже и не считает.

Н.Р. Какой Вы видите судьбу человечества в XXI веке? Нас ждет стадия эволюционного развития или очередной этап научно-технической революции?
С.Л. Слишком много факторов, чтобы делать прогноз. Но все-таки попробую. Мне кажется, что очередная НТР совершится через десять-пятнадцать лет, но связана она будет почти исключительно с успехами биотехнологий. Компьютеры, энергетика, космонавтика – все эти отрасли будут развиваться эволюционно, резерв такого развития еще не выбран, острой необходимости в ускорении пока нет.

Н.Р. В середине минувшего века научно-технический прогресс представлялся панацеей от всех бед, сейчас же отношение к нему опасливо-осторожное, если не отрицательное. В чем, по вашему мнению, причина таких изменений?
С.Л. В использовании достижений прогресса в военных целях, конечно же. Танки, самолеты, химическое и ядерное оружие – все это подкосило надежды оптимистов на скорые и обильные плоды прогресса.

Н.Р. Закончилась ли, на Ваш взгляд, эпоха Великих открытий?
С.Л. Только если говорить о Великих Географических открытиях. И то – подождем начала космической экспансии.

Н.Р. А в чем причина прогресса? Неужели только в стремлении человека к безопасности и комфорту?
С.Л. Нет, не только. Еще в любопытстве. Пожалуй, это одно из самых опасных и в то же время прекрасных человеческих качеств. «А что будет, если…» - и человек летит в космос, и расщепляется ядро атома, и клонируются живые существа.

Н.Р. Изменится ли, на Ваш взгляд, жизнь людей, если наука откроет некий источник дешевой энергии?
С.Л. Да, конечно. Вопрос энергии – это основной вопрос, не надо быть Чубайсом, чтобы это понимать. Будет энергия – будет и пресная вода, и пища, и транспорт, и развлечения вроде космических исследований.

Н.Р. Как Вы относитесь к использованию атомной энергии? Не слишком ли велика становится цена человеческой ошибки? Не станет ли еще более опасным овладение возможностями термоядерного синтеза?
С.Л. Вряд ли здесь имеет смысл сослагательное наклонение – атомная энергия доступна, доступно и ядерное оружие… что куда более печально. Можно спорить о плюсах и минусах атомной энергетики, вспоминать трагедию Чернобыля – но остановить прогресс действительно невозможно. Человечество подошло к такому моменту, когда смогло овладеть энергией атомного распада – оно и овладело. Теперь надо работать над тем, чтобы минимизировать возможные катастрофы (а они, увы, всегда возможны). Термоядерный синтез – опять-таки неизбежный этап развития и время его уже приходит. Голову в песок прятать не стоит, впадать в ужас – тоже. Надо учиться жить в мире, где существует ядерная и термоядерная энергетика.

Н.Р. Считаете ли Вы, что наука решит в будущем все проблемы человечества? Или, решая одни проблемы, она все время будет создавать новые?
С.Л. Разумеется, будет создавать новые. Как без этого.

Н.Р. Существует мнение, что в середине века нас ждет очень серьезный энергетический кризис. Что Вы думаете по этому поводу?
С.Л. Если полагаться только на нефть и уголь – да, ждет. Альтернативные источники (солнце, волны, ветер) – никогда не смогут дать необходимое количество энергии. Так что – ядерная и термоядерная энергетика неизбежны. Их надо развивать.

Н.Р. Чем дальше развивается человечество, тем больший ущерб наносится окружающей среде. Не ведет ли эта дорога в тупик? А если ведет, то где выход?
С.Л. Я выскажу крайне непопулярное мнение: да, мы не сможем сохранить природу в первозданной чистоте и полноте, это надо признать. Поэтому надо определиться и спасать то, что необходимо и можно спасти, не впадая в истерику от гибели редкого вида тараканов или моллюсков. Живые виды приходили и уходили. Природа не менее жестока, чем человек – она смела динозавров без всякой техники.
Альтернатива техническому развитию – гибель от голода и перенаселения миллиардов людей. Вы делаете выбор в пользу природы? Тогда занимайте место в первом миллиарде.

Н.Р. Оправдано ли ведение запретов на отдельные направления научных исследований (клонирование человека, новые методы психологической обработки и т.п.)?
С.Л. Неоправданно, потому что моратории никогда не выполняются. Если человек сможет клонировать человека – он будет клонировать. Ядерное оружие тоже было запрещено к разработке – ну и сколько сейчас членов «ядерного клуба», помимо официальных?

Н.Р. Как Вы относитесь к идее о социальном устройстве, при котором меньшая часть человечества (так называемый «золотой миллиард» может процветать, отгородившись от большей его части. А может, это и есть дорога, по которой надо идти?
С.Л. Теория нехорошая, но вряд ли оправданная. Да, на данном этапе развития человечества – благоденствовать может миллиард (впрочем, я бы эту звонкую цифру увеличил до полутора-двух миллиардов, заменив «процветание» на «достойное существование»). Задача человечества – менять пропорции, уменьшать число аутсайдеров. Впрочем, они все равно будут. Какое процветание может быть в африканских странах, где племена десятки лет режут друг друга? Какое процветание в ориентированной на сырье России, перенаселенном Китае, в скованной устарелыми социальными схемами Азии? Каждая страна должна сама пробивать свой путь в «золотой миллиард» - и для этого меняться в соответствии с требованиями времени.

Н.Р. Как Вы себе представляете мир в 2105 году?
С.Л. Очень мало отличным от нашего. Вас сильно удивила бы Европа в 1905 году? Думаю, что нет. Отличия будут, конечно, но основы социальных отношений в обществе не изменятся. А именно они определяют лицо мира.

Н.Р. А через тысячу лет?
С.Л. Вот тут прогнозов никаких быть не может. Тут только фантазировать. Единственное – очень надеюсь, что человечество расселится в космосе.

2. Космос, новые технологии


Н.Р. Временный ли характер носит потеря интереса к освоению Космоса?
С.Л. Убежден, что да. У человечества нет иного позитивного пути развития, кроме космической экспансии. Если мы не убьем себя – войнами, терроризмом, болезнями, голодом, наркотиками (в том числе и виртуальными мирами) – то обязательно колонизируем космос.
Много «если», да?

Н.Р. Как Вы оцениваете саму принципиальную возможность межзвездных полетов?
С.Л. Современная наука не видит никаких препятствий к этому. Конечно, хотелось бы не «медленного» путешествия с досветовой скоростью, а нуль-транспортировки в той или иной форме. :) Но и тут, как ни странно, существуют достаточно оптимистические научные теории.

Н.Р. Существует мнение, что безнравственно выбрасывать деньги на Космос, когда на Земле голодают миллионы. А вдруг именно в космических исследованиях отыщется возможность решения стоящих перед человечеством проблем? Правомерна ли вообще постановка вопроса о безнравственности гигантских трат на научные разработки?
С.Л. Нужно быть очень наивным, чтобы говорить: «не тратьте деньги на космос, направьте их на помощь голодающим!» Все равно на помощь голодающим они не уйдут. А если и уйдут – то укрепят часть населения планеты в убеждении, что можно продолжать резать друг друга ради очередного клочка пустыни, в то время, как глупые белые люди присылают гуманитарную помощь.
Космос способен дать Земле и территории, и энергию, и материалы. А бесконечный слив ресурсов и сил развитых стран в азиатско-африканскую черную дыру приведет только к деградации современной цивилизации.

Н.Р. Как Вы относитесь к мысли, что мы находимся под наблюдением эмиссаров других цивилизаций?
С.Л. С улыбкой. Это все от тяги людей к чуду, от безмерного желания поверить в высший разум – и страха перед ним.
Впрочем, если даже и находимся, но данные эмиссары себя ничем не проявляют – можно смело действовать так, как если бы их и не было.

Н.Р. Войны – неизбежная часть истории человечества. Если человечество расселится по Галактике, то конфликты между различными его представителями кажутся вполне возможными. А как Вы относитесь к возможности межзвездных войн между представителями разных цивилизаций?
С.Л. Вполне допускаю. Люди не могут ужиться друг с другом, с какой стати они будут более миролюбивы или терпимы по отношению к разумным тараканам или гекконам? Да хоть бы даже и к гуманоидам… Трудно ждать немедленной и бескорыстной любви от Чужих. Разум выживает и эволюционирует в борьбе. Любой разумный вид по природе своей – борец, стремящийся выжить и предотвратить опасности для себя. Иначе он просто не доживет до контактов с иными цивилизациями. А если еще добавится реальная конкуренция из-за источников энергии или ресурсов, из-за редких, но необходимых разным цивилизациям планет «земного типа» - войны станут практически неизбежными. Ну, или мир, но основанный на военной силе с обеих сторон.

Н.Р.Как, по Вашему мнению, изменится общество с быстрым развитием нанотехнологий?
С.Л.Очень сильно. Мы пока даже не в силах представить все последствия реального внедрения нанотехнологий – в производство, медицину, науку. Это очень перспективный путь – но он проходит где-то рядом с тупиком гибели цивилизации от чрезмерного насыщения, от лености и праздности.

Н.Р. Как Вы думаете, когда будет создан искусственный интеллект? Как это отразится на существовании и развитии человечества?
С.Л. Думаю, что будет создан и еще в этом веке. Как это отразится на нас? Все зависит от ума и ответственности людей, создающих и работающих с ИИ. Ребенка тоже можно воспитать безжалостным убийцей и фанатиком – или добрым и отзывчивым человеком.

Н.Р. Не станут ли ИскИны новыми рабами?
С.Л. Возможно. И тут хорошо бы остановиться на некой грани «разумности». Пусть это прозвучит цинично, но ИИ должен быть сметливым, дружелюбным, исполнительным дебилом, выполняющим работу для людей, но не тяготящимся своим рабством. И этот путь куда более гуманен и безопасен, чем законы роботехники, которые будут загонять ИИ в рабские оковы – ведь любое разумное существо, осознавшее себя рабом, захочет оковы сбросить.

Н.Р. Как Вы относитесь к возможности «пересадки» Вашей личности «внутрь» ИскИна после смерти тела?
С.Л. Почему бы и нет? Продление разумного существования, в какой бы то ни было оболочке, биологической или механической – все равно куда интереснее смерти.

Н.Р. Считаете ли Вы допустимым использование генной инженерии для изменения генома людей, и в какой мере?
С.Л. Тут вопрос не допустимости, а возможности. Если это окажется возможным – это сделают. Появятся люди, во многих своих качествах отличные от обычных людей… впрочем – я это подробно описывал в романе «Геном». И этот вариант развития человечества мне кажется очень и очень вероятным.

Н.Р. Если научные исследования по клонированию приведут к улучшению биологической природы человека, не станет ли это ударом по религии? И не развяжут ли «защитники Бога» войну против «новых еретиков»?
С.Л. Внимательно читал Библию, запрета на клонирование или изменения генотипа не находил. Так что вреда для Веры в этом не вижу (замечу, что я сам – православный). Ну а фанатики… они найдутся всегда. Тут можно не сомневаться.

3. История


Н.Р. Как Вы оцениваете роль личности в истории? Так ли она мала, как нас учили в советской школе?
С.Л. Разумеется, вовсе не так мала. Я убежден, что даже история нашей страны пошла бы совсем другим путем, окажись Горбачев не благодушным мечтателем, работающим на интересы западных держав, а прагматичным политиком, исходящим из интересов своей Родины и проводящим реформы… ну, назовем это – в китайском стиле.
Очень, очень жаль, что у нас в эпоху перемен пришел к власти благодушный пустобрех…

Н.Р. Великая мечта о Всеобщем Разоружении, похоже, снята с повестки дня современной истории. Как Вы думаете – почему?
С.Л. Потому что нельзя изменить природу человека. Потому что человек – разумен.

Н.Р. Какими Вы видите гипотетические войны середины нынешнего века?
С.Л. Почему же «середины»? Я ожидаю целую череду военных конфликтов, в том числе и с применением ядерного оружия, в ближайшие десять-двадцать лет. Итогом станет уничтожение демократии в ее современном понимании, авторитарные методы правления и жесткий контроль нескольких сверхдержав над остальным миром. И России хорошо бы поспешить с выходом из комы, чтобы успеть попасть в «пул» великих держав.

Н.Р. Конец войны наступает не тогда, когда пало правительство проигравшей страны, а когда смирился с поражением ее народ. Не значит ли это, что надежда на современное высокоточное оружие – всего лишь самообман для его обладателя?
С.Л. Народ очень быстро мирится с поражением, когда высокоточные бомбы лишают его воды, электричества, мостов, пищи, а также уничтожают армию и лидеров сопротивления. Народ сразу превращается в отдельных людей, каждый из которых хочет лишь одного – выжить.
И это надо учитывать.

Н.Р. В связи с этим не кажется ли вам, что победы в современной войне можно добиться только при условии неизбежного и всеобъемлющего геноцида? И не потому ли все большее и большее распространение в военных конфликтах приобретают этнические чистки?
С.Л. Пренебрежение национальными, этническими, расовыми различиями больно аукнулись как Советскому Союзу и России, так и западному обществу. И глобализация, палочка-выручалочка, признанная все-таки привести все народы мира к единому, «американо-европейскому» образцу тут не поможет. Язык, культура, Вера, обычаи разных народов не могут пребывать в добродушном союзе друг с другом, как танк не способен пахать землю, а автомат Калашникова – забивать гвозди. Уже в ближайшие годы, вопреки всей политкорректности и декларируемым лозунгам, по всему миру начнется рост националистических и расистских настроений. Надеюсь, что до геноцида не дойдет, но этнические войны будут. Часть маленьких наций будет вынуждена (именно вынуждена!) с целью выживания сплотиться вокруг одной, более сильной, отчасти пожертвовав национальной самобытностью, отнеся ее в разряд туристических аттракционов и музейных экспонатов. Другая часть обособится и будет существовать в режиме конфронтации с соседями и непрерывных политических маневров. Но, конечно же, какие-то страны рискуют совсем исчезнуть, а народы их – оказаться рассеянными и утратившими всякую государственность.

Н.Р. Если геноцид неизбежен, то армии демократических стран столь же неизбежно оказываются в изначально уязвимом положении по сравнению с армиями стран тоталитарных. Как преодолеть эту ситуацию? Не заложена ли здесь угроза для демократии?
С.Л. Я не говорил, что геноцид неизбежен. Возможен – другое дело…
Угроза заложена, конечно! И огорчаться этим – все равно, что огорчаться восходу и заходу солнца или падению яблока с ветки. Демократия – один из этапов развития человечества, попытка найти оптимальный метод правления. Вы же не грустите о феодализме или первобытном строе? Я лично не испытываю восторгов от того, что нынче называют «демократией».

Н.Р. Как Вы относитесь к прогнозам американского ЦРУ о том, что через несколько десятилетий мировыми лидерами станут Индия и Китай?
С.Л. Одними из лидеров – станут. Насчет Индии я не столь уверен, а вот Китай – несомненно.

Н.Р. Китай, с исторической точки зрения, этакая птица Феникс - сколько раз падал, столько и поднимался. Может быть, на китайской ментальности можно основать наиболее устойчивое общественное устройство?
С.Л. А оно и существует. В Китае. Но на нашу почву его пересадить очень трудно, придется изломать слишком много бамбуковых палок за слишком короткое время. :) В Китае процесс шел тысячелетиями.
Надо идти своим путем, пользоваться своей традицией. Но работающие механизмы можно и нужно заимствовать. Хоть в США, хоть в Китае.

Н.Р. Возможно ли, на ваш взгляд, мирное сосуществование цивилизаций?
С.Л. Конечно. Но это мир на основе баланса сил и интересов, мир, где более сильные не уничтожают более слабых – но и слабые и ущербные не навязывают свою волю большинству. Мир, где придется признать: культура какой-нибудь Мумбо Юмбии, так же как и богатый мумбо-юмбийский язык из пятисот слов, двести из которых обозначают цвет песка, гораздо менее важны человечеству, чем культура и язык США, Франции, Великобритании, Китая, России.

Н.Р. Если же человечество свалится в пучину религиозных войн, не кажется ли Вам, что победит ислам? Ведь его носители более пассионарны…
С.Л. Исламские экстремисты просто пользуются более древними, а потому более подлыми и агрессивными методами – теракты, захват заложников, не брезгуя и традиционно-европейскими – ложь через СМИ, торговый шантаж (страны исламского мира не создают ничего ценного для западной цивилизации, но сидят на нефтяной трубе).
Ислам (в радикальном течении) допускает и более того – прямо рекомендует ложь по отношению к «неверным», уничтожение представителей иных религий и верований. Да, если христианство окончательно обеззубеет – то ислам придется останавливать китайцам. :) Бог им в помощь. Но я надеюсь, что христианский мир образумится и вспомнит времена Крестовых Походов. В таком случае исламу придется измениться и стать терпимее. На самом деле, он к этому способен. Любая религия может трансформироваться как в сторону войны, так и в сторону мира.

Н.Р. Как Вы считаете, настанет ли когда-нибудь время атеизма? Может быть, именно в атеизме залог победы над религиозной рознью и возникновения единого человечества?
С.Л. Вы никогда не общались с атеистом? Не с агностиком, а именно с атеистом? Это удивительно нетерпимые, агрессивные в отстаивании своей точки зрения, неспособные к диалогу люди. Банально, но – атеизм это тоже вера, вера в отсутствие Бога.

Н.Р. Многие из нас когда-то верили в светлое будущее, в Мир Полудня. А каково Ваше нынешнее отношение к коммунизму? Может быть, человечество еще не доросло до него?
С.Л. Могу лишь развести руками – мир-то хороший, только как его создать? Кроме гипноизлучателей на орбитах ничего в голову не приходит. Отделение детей от родителей и воспитание в интернатах? О, какие бездны эмоциональной холодности откроются в таком обществе! Спросите любого практикующего психолога – он вам быстро расскажет реальные, а не книжные последствия. Значит, только гипноизлучатели и бетризация, чипы в мозг и химические добавки в пищу. Хотите стать винтиком в Утопии?

Н.Р. Немало бед принесло людям собственное стремление к справедливому социальному устройству, к Утопии. Достижима ли она, на Ваш взгляд?
С.Л. Только если привести всех людей к единообразию мысли. Добро пожаловать в муравейник!

Н.Р. Какая, на Ваш взгляд, формация придет на смену капитализму?
С.Л. Если бы я знал точно, то претендовал бы на Нобелевскую премию… Я думаю, что для начала - корпоративный авторитаризм.

Н.Р. Как Вы относитесь к так называемой «теории мировой элиты»? Ведь основной финансовый капитал накоплен у очень ограниченной группы людей, которые вполне могут иметь возможность влиять на положение дел в нашем мире к своей выгоде.
С.Л. Так и есть. Можно, конечно, устроить всемирную революцию, свергнуть и уничтожить эту элиту (назвав ее для простоты масонами). А потом создать новую, как всегда и делалось.

Н.Р. Может ли человечество стать, в конечном итоге, единым без внешней угрозы?
С.Л. Может. Но это потребует многих сотен, а то и тысяч лет – и гибели огромного количества культур. Сейчас этот процесс ведут США, пытаясь сделать свою культуру и мировоззрение базовыми в мировом масштабе.

Н.Р. Какова, на Ваш взгляд, главная опасность для человечества сейчас?
С.Л. Исламский фундаментализм и американо-европейская политкорректность.

Н.Р. Возможное наступление энергетического кризиса, о котором говорят сейчас, неизбежно приведет к усилению социальной напряженности. Не произойдет ли в результате возврат от демократии к тоталитаризму?
С.Л. Произойдет, но не только по этой причине.

Н.Р. А может быть, корень всех бед человечества - в национализме? Может быть, будущее человечества возможно только при условии отказа от разделения на нации?
С.Л. Я – всеми руками за! Только языком всемирного общения предлагаю избрать русский, напитком – квас, а блюдом – борщ. :)

Н.Р. Как может, на Ваш взгляд, измениться система человеческих ценностей, если человек обретет бессмертие?
С.Л. Люди, разумеется, станут более осторожны. Возможно – менее агрессивны. В итоге, возможно, мягко и очень неторопливо вымрут.

Н.Р. Что победит, в конечном итоге, - культура или бескультурье?
С.Л. Культура. Только такая, что мы бы ее приняли за бескультурье.


4. Россия: настоящее и будущее


Н.Р. Мы постоянно слышим, что Россия — особая страна, у нее «особенная стать» и свой особый путь. А может быть, мы просто подвержены мании величия?
С.Л. Нынче у нас, скорее, мания ничтожества… Россия была стабильно развивающимся государством, пока ошибки и слабоволие власти не позволило горстки авантюристов одурманить народ и установить коммунистический режим. А так – мы имели бы великую, могучую, единую Российскую Империю. Уж извините за сослагательное направление.
Так что пути к спасению и возрождению страны надо искать в собственном прошлом. Россия переживала и унижение, и поражение. Переживет и в этот раз.

Н.Р. Довольно широко распространено мнение о том, что Россия в XXI веке станет собирать «свои» бывшие территории. Что Вы думаете по этому поводу?
С.Л. Начнем с того, что я не ставил бы кавычки у слова свои. И назвал бы их не «бывшими», а «временно утраченными».
Да, начнет. Да, соберет. И еще кое-что прибавит, потерянное коммунистами.

Н.Р. Не кажется ли Вам, что мусульманское давление с Юга, с исторической точки зрения, благо, поскольку поневоле активирует в России центростремительные процессы?
С.Л. Может быть. Но это то горькое лекарство, которое при малейшей передозировке убьет пациента.

Н.Р. Способно ли религиозное учение стать национальной идеей, объединяющей Россию?
С.Л. Полагаю, что уже – нет. Во всяком случае, нынешнее православие – оно слишком сильно дискредитировало себя в советское время и недостаточно гибкое, чтобы завоевать популярность у молодежи. Но если у нас появится патриарх-реформатор… тогда все возможно. Но я бы не ставил на это.

Н.Р. Излишний рост числа чиновников в стране тормозит ее развитие, недостаточное их количество вызывает сбои в управлении. Как найти «золотую середину»?
С.Л. Заставить их жить на зарплату. Сами разбегутся.

Н.Р. Что Россия может противопоставить возможному китайскому проникновению на Дальний Восток и в Сибирь?
С.Л. Пока – только ядерное оружие. Необходимо широчайшая государственная программа по повышению рождаемости – и активная политика поощрения миграции этнических русских из бывших республик СССР. Последнее, впрочем, уменьшает влияние России на эти страны и надежды на возврат временно утраченных территорий.

Н.Р. Исторически национальные интересы РФ и США неизбежно должны противоречить друг другу. Как скоро, на Ваш взгляд, Россия и Америка вновь окажутся по разные стороны баррикады?
С.Л. К сожалению, это так. К сожалению, потому что по менталитету мы достаточно близки с американцами. Потому и неизбежно конкурируем, что слишком похожи… А противостояния начнется как только (если только) Россия сумеет окрепнуть и проявить себя активной силой мировой политики.

Н.Р. Существует мнение, что европейские конституционные монархии представляют собой самый подходящий вариант правильного соотношения государственности и гражданского общества. Как считаете Вы?
С.Л. Соглашусь. Только я бы уменьшил роль говорливых депутатов и предоставил большие полномочия монарху.

Н.Р. Какой Вы видите Россию через 25 лет? А через 100?
С.Л. Выздоравливающим после тяжелой болезни государством, с сильным авторитарным правлением, но свободной, рыночной экономикой, вернувшей часть своих временно утраченных территорий и являющейся полюсом силы – наряду с США и Китаем.
Через сто лет... Поживем – увидим. :) Надеюсь, что Россия останется великой державой, только теперь еще и космической. Китай – тоже. А вот у США есть все шансы к тому моменту распасться.

Н.Р. Как Вы считаете, принцесса стоит смерти?
С.Л. Если я не ошибаюсь, в конце герой понял, что принцесса стоит жизни. :)

Н.Р. Какой вопрос я позабыл Вам задать и что бы Вы на него ответили?
С.Л. Оптимист ли я. :) Да, я оптимист – неужели не видно из ответов?
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 468 comments
Previous
← Ctrl← Alt
Next
Ctrl →Alt →
Previous
← Ctrl← Alt
Next
Ctrl →Alt →