Доктор Ливси (doctor_livsy) wrote,
Доктор Ливси
doctor_livsy

Трикс 2-2-2

                  Трикс с ужасом понял, что никакая магия ему не поможет, даже если он с перепугу найдет нужные для заклинания слова. Маги не правят миром именно потому, что каждое заклинание надо произнести. И чем оно сильнее, тем дольше надо говорить.
                  А с вырезанным языком, да и просто с ножом в груди, говорить очень трудно. Это знают все маги и потому предпочитают отправляться на поиски приключений с двумя-тремя рыцарями – не обладающими даром красноречия, но зато умеющими управляться с тяжелыми железяками…

- Ребята! – из кармана Трикса вдруг выпорхнула фея и по округлившимся глазам смешной парочки стало ясно – они ее прекрасно видят. – Давайте жить дружно! Будем делать любовь, а не войну!

- Ф-фея! – прошептал бугай.

Все знают, что от фей ничего хорошего ждать не приходится. И уж особенно тогда, когда они желают добра. Их добро обычно заканчивается долгим сном в заколдованном замке, неприятными трансформациями в квакающих или попискивающих животных, а в самых запущенных случаях – интересной жизнью в качестве предметов домашнего обихода.

- Мир! Любовь! Танцы под луной! – выкрикнула фея, размахивая ручками. При каждом движении с крошечных пальчиков срывалась серебристая пыльца и светящимся облаком окутывала недружелюбную парочку.

Вначале у лысого начали расти волосы. Они были нежно-зеленые, похожие на свежую траву. У бугая волосы стремительно заплелись в тонкие косички. Нож в руках тощего и уже не совсем лысого превратился в курительную трубку. Темные одежды, удобные для нехороших ночных дел, обернулись пестрыми просторными балахонами. В воздухе над головами бандитов повисли крошечные разноцветные радуги, откуда-то заиграла приятная, хоть и заунывная музыка.

- Возьмемся за руки! Будем любить друг друга! – продолжала фея.

Видимо, этот призыв испугал бандитов особенно сильно. Они с воплями кинулись наутек. Влюбленные на лавочках постарались вжаться друг в друга. Откуда-то издалека пронзительно и заливисто зазвучал свисток стражи.

- Бежим! – выкрикнул Трикс.

К его удивлению, Иен не колеблясь кинулся за ним. Фея тоже неслась над головой Трикса, трепеща прозрачными крылышками и заливисто хохоча.

- А говорила – ничего не умеешь! – выкрикнул Трикс на бегу.

- Когда хорошо поем, то кое-что умею, - без тени стеснения ответила фея.

Конечно же, их никто не преследовал. Стражники в Дилоне вовсе не считали своей обязанностью беготню по городским холмам. Порядок восстановлен, нарушители спокойствия разбежались, жертв и разрушений нет – чего еще желать горожанам от стражи?

 

Через час, когда уже совсем наступила ночь и даже набережные почти опустели, Трикс и Иен сидели на маленькой кухоньке в доме волшебника и пили чай. Стараниями Иена (ради справедливости скажем, что Трикс все-таки немного помогал оруженосцу, например – заварил чай) кухня приняла почти приличный вид. Из ящиков была выброшена проросшая картошка и загнившая морковь, сковородки и кастрюли начищены, пол чисто выметен. Мыши, разгулявшиеся за те месяцы, пока никто не заглядывал в домик, попрятались по норкам. В общем – можно было спокойно ужинать.

- Я даже не знаю, что с тобой делать, - огорченно говорил Трикс, опустошая найденную в буфете банку засахарившегося вишневого варенья. – Ума не приложу.

- Трикс, я больше так не буду! – клятвенно пообещал Иен. – Сам не знаю, чего меня дернуло…

- Да не в этом дело, - отмахнулся Трикс. – Раз я тебя простил, то значит простил. Дело-то в другом. Я же теперь маг и чародей, видишь? Начинающий…

- Ага, - Иен покосился на фею, сидевшую на крае стола и болтавшую ножками. Фея слабо светилась, а вокруг нее вилась мошкара. – Вижу…

- Ну и как я могу тебя взять на службу? Будь я настоящий волшебник – взял бы тебя в ученики. А вот ученику волшебника ученики не положены. И оруженосцы тоже.

- А слуги?

- Щавель возмутится, - мрачно сказал Трикс. – Он всегда говорит, что работа волшебника требует уединения. Потому и сам слуг не держит.

- По-моему, он врет, - сказал Иен, выскребая почти пустую банку из-под апельсинового джема. – Он скупердяй, наверное.

- Да нет же, - заступился Трикс за учителя. – Он ничего так. Бедный только…

- Волшебник? Бедный? Наколдовал бы себе золота!

- Золото нельзя наколдовать, - вздохнул Трикс. – Давай дождемся, пока он приедет. Он добрый… для волшебника. Может быть, он тебя здесь поселит? Чтобы ты дом сторожил?

- Я бы с удовольствием! – воскликнул Иен, оглядывая кухоньку. – Крыша крепкая, не течет. И зимой, наверное, тепло.

- Мальчики… - фея повернулась к ним и вздохнула. – Ну как вы можете обсуждать всякую ерунду? Луна взошла!

- Ты хочешь танцевать? – догадался Трикс.

- Ага! – фея просияла. – Будете смотреть?

Трикс смутился. Честно говоря, когда он представлял себе фей танцующих в лунном свете ему виделось что-то более крупное. Похожее на княжну Какдиву. А еще ему хотелось спать, хотя он и не подозревал пока, что выспаться в эту ночь толком ему не удастся.

- Понятно, - грустно сказала фея. – За каждый обед ругают, танцами не любуются… Увидимся утром, Трикс.

Она вспорхнула и светящимся мотыльком вылетела в открытое окно. От феи исходил такой раздраженный гул, что даже сторожевой огонек, проплывающий мимо, на всякий случай шарахнулся.

- Суровая она у тебя, - сказал Иен. – А что там такое про обеды?

- Дурью она питается, не понял? – мрачно ответил Трикс. – Так получилось. Когда голодная – раздражительная и ничего не умеет. Как наестся – начинает хихикать и глупости делать… Ладно, давай спать. Я лягу в комнате Щавеля, а ты можешь в большом зале, на диванчике. Или в каморке для слуг, там кровать есть.

- А можно в кабинете?

- Нет! – перепугался Трикс. – Ты что! Мне Щавель вообще запретил туда заглядывать. Говорит, там остаточная эманация магии. Уснешь человеком, а проснешься каким-нибудь эльфом или минотавром.

- Глупости, - неуверенно сказал Иен. – Пугает… Я в каморке лягу, так привычнее.

Трикс взял одну свечу, Иен другую. Пройдя темным коридором, мальчики пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись – Иен в свою каморку возле входных дверей, Трикс в спальню мага – мрачноватую, но с широкой и мягкой кроватью. Раздевшись и потушив свечу, Трикс немного постоял у окна, вдыхая свежий прохладный воздух. Несмотря на жаркий день, ночь выдалась прохладной. Сквозь ветви деревьев проглядывали особняки верхних районов и даже купол княжеского дворца. Трикс подивился тому, что и дворец, и улицы между особняков были ярко освещены – двигались крошечные точки светильников, мерцали красноватым светом факелы, а вокруг купола дворца разливалось белое магическое сияние. Интересно, так каждую ночь? Или сегодня у регента Хасса был какой-нибудь важный прием, после которого только расходятся гости…

Вздохнув, Трикс забрался в кровать, натянул одеяло по самые уши. Постель была довольно чистой, если на ней и спали, то неделю-другую, не больше. Ночную рубашку, принадлежавшую Щавелю, Трикс решил не надевать. Завтра надо будет велеть Иену постирать и ее, и простыни… а самому пойти на рынок и купить все по списку Щавеля: еду, свежие полотенца, бумагу и чернила, ароматические свечи, вина белые и красные, мыло для рук и головы, благовонные соли для ванн…

Он уже погружался в сон, когда услышал тихие шаги в коридоре. Трикс затаил дыхание. Дверь в спальню скрипнула.

Иен!

Негодный оруженосец решил обворовать его и снова убежать?

- Трикс! – тихо и жалобно позвал Иен. – Трикс, мне страшно! Там… там кто-то ходит!

- Где?

- В ка… кабинете!

Сон с Трикса как рукой сняло. Он вскочил, торопливо натянул штаны. Поискал на ощупь на стене – еще днем мальчик заметил, что в спальне своей великий маг Щавель, не полагаясь на одно лишь волшебство, хранил простую, но увесистую дубинку, вроде тех, которыми пользовались стражники. Схватившись за упругую теплую рукоять из резинового дерева и обмотав вокруг кисти ременную петлю, Трикс сразу почувствовал себя увереннее. В конце концов, он же победил хулигана в драке на палках? И победил потому, что невольно сложил заклинание, сделавшее его хорошим бойцом. Насколько Триксу было известно, действует такое волшебство долго.

- Пошли! – велел Трикс. Глаза уже привыкли к темноте, и света из окон вполне хватало, чтобы ориентироваться. Иен тоже был в одной лишь ночной рубашке и босиком.

- Вначале я услышал, что кто-то на улице возится, у калитки, - торопливо рассказывал Иен. – Ну, мало ли… Пошумели и перестали. А потом слышу – в кабинете скрипит… и как бы голоса тихие… Это магия, вот честное слово, магия! Остаточные има… эмонации.

- Вор залез, - неуверенно сказал Трикс. Они опасливо приблизились к двери кабинета. Вроде бы было тихо…

- А сторожевой огонек? – зашептал на ухо Иен.

- Ну… справились.

- Нет, я видел, он мимо окошка пролетал, когда в кабинете шумело…

- Может тебе приснилось? – предположил Трикс.

Мальчики стояли, прижимаясь друг к другу и вслушиваясь в ночную тишину. На самом-то деле, ночью в доме никогда не бывает совсем тихо. Шелестят за окнами листья на деревьях, шумит в щелях ветер, пощелкивает углями остывающая печка, тихо вздыхают натруженные за день половицы, поскрипывают дверные петли, в углу скребёт мышь. А сейчас тишина стояла мертвая, гробовая, будто на кладбище или в пещере.

- Никого нет! – прошептал Трикс.

- А чего шепотом-то? – ответил Иен.

- Не так страшно, - признался Трикс.

- Может и впрямь приснилось… - виновато признался Иен. – Только странно…

Что именно странно – он договорить не успел. В кабинете что-то звякнуло и зашуршало. Потом из-под двери пробился яркий свет.

- А! – завопил Иен во весь голос.

- А! – подхватил Трикс и, твердо зная, что лучше напугать врага, чем бояться самому, ударил по двери дубиной.

- А! А! – на два голоса завопили внутри кабинета.

Обрадованный этой слабостью незваных гостей, Трикс что есть силы пнул дверь, распахнув ее вовнутрь кабинета.

На письменном столе магистра горела яркая масляная лампа. Рядом, со спичками в руках, застыл светловолосый мальчишка чуть младше Трикса, в одеждах княжеского дома – белое с голубым, короткие штаны чуть ниже колен, кружевная рубашка, круглая шапочка на голове. Судя по одежде, мальчишка был пажом или младшим слугой в княжеских палатах. За его спину прятался совсем уж мелкий пацаненок, черноволосый, чумазый, одетый не в пример проще… и знакомый Триксу!

- Ага! – завопил ученик магистра Щавеля, разом приободрившись. – Ты?

Мальчишка со слишком гордым именем Халанбери, предпочитающий откликаться на прозвище «Ага», закрыл рот и всмотрелся в Трикса. Потом виновато сказал:

- Ага. Я. А ты чего сюда залез?

- Я тут по праву! – рявкнул Трикс как можно более уверенно. – Это дом моего… моего учителя. И я за ним присматриваю. А ты что здесь делаешь?

Ага просительно посмотрел на своего спутника. Тот все еще держал догорающую спичку, и как раз в этот момент огонь коснулся его пальцев. Пацан взвизгнул, выронил спичку и принялся затаптывать ее, одновременно засунув в рот обожженный палец.

- Чего визжишь, как девчонка, - презрительно сказал Иен из-за спины Трикса. – Подумаешь, пальчик обжог… Княжеский слуга, а еще по чужим домам лазишь! Позор! Вот позовем стражу, тебя Хасс прикажет на конюшне выпороть!

Трикс поймал внимательный взгляд светловолосого мальчишки и почему-то смутился. Ему даже показалось, что тот нарочно обжегся, чтобы выгадать себе несколько мгновений и придумать ответ.

- Говори! – велел Трикс. – А ты, Ага, молчи! Зря я тебя на пристани защитил, пусть бы тебя вздули как следует!

- Это он лодку продавал, а потом ребят с рынка побил, ага, - быстро сказал малыш и замолчал.

Княжеский слуга наконец-то вытащил палец изо рта и похлопал своего маленького спутника по плечу.

- Тихо, Халанбери… Мальчики, я прошу простить меня и моего друга. Мы не знали, что в этом доме кто-то живет. Нам надо было найти пристанище на ночь, а утром мы бы ушли, не причинив дому никакого урона и разорения.

Трикс хмыкнул. Голос у мальчишки был очень красивый, хоть и совсем еще детский, тонкий, и говорил он так гладко, что сразу было понятно – с рождения состоит при благородных.

- Какие мы тебе «мальчики»! - сказал он нарочито грубо. – Ты сам-то кто такой?

- Меня зовут Тьен. Я ученик менестреля, - мальчик снял с головы шапочку и церемонно поклонился, разводя руками.

Трикс невольно склонил голову в ответ. Если тебя четырнадцать лет учили этикету, то на определенные действия и жесты ты отвечаешь не раздумывая.

- Прошу прощения… благородный господин. Могу ли я узнать ваше имя?

- Трикс.

В глазах Тьена будто замерцали огоньки.

- Трикс… Трикс Солье, наследник со-герцога Рата Солье?

- Да, - поколебавшись, признал Трикс.

- Я вас узнал, ваша светлость, со-герцог Трикс Солье, - Тьен поклонился еще раз, совсем уж низко. Но на колени не опустился. – Я видел вас во время визита вашего славного батюшки к регенту Хассу.

- Какой я со-герцог? – горько спросил Трикс. – Сатор Гриз узурпировал трон. Я всего лишь беглый сирота… и ученик волшебника… Только я тебя не припомню.

- Откуда благородному Триксу Солье помнить каждого слугу в княжестве Дилон? – почтительно произнес Тьен. – Но я вас запомнил. Вы были очень добры к слугам, и веселили княжну, когда ей было грустно…

- Да ну ее, - отмахнулся Трикс. – Делать ей нечего, вот и грустит. Могла бы и вмешаться, когда Сатор власть захватил!

- Правит Хасс, - мрачно сказал Тьен. – А регент Хасс… он не очень-то озабочен справедливостью.

- Ей никто не озабочен, - согласился Трикс. – Что ты делаешь в моем доме, менестрель? Попробуй-ка убедить меня не вызывать стражу. У тебя есть две минуты!

Халанбери взял Тьена за руку и сказал:

- Может мы…

- Молчи! – оборвал его Тьен. – Благородный Трикс, простите нас за вторжение. Дело в том, что я прогневал регента Хасса. Сегодня он принимал делегацию витамантов с Хрустальных Островов, и во время разговора я случайно оказался рядом… я знаю язык витамантов, на котором они говорили…

- Ну?

- Я узнал, что регент Хасс близок к измене. Он хочет выдать княгиню Тиану, порученную его опеке, за главу витамантов, волшебника Эвикейта. Тогда княжество достанется Хассу, а глава витамантов породнится с правящей фамилией. Король немолод, и говорят, что он не может иметь детей. Наследники Эвикейта и Тианы будут претендовать на трон.

- Тиану? Она же еще совсем малявка, ей в куклы играть! – воскликнул Трикс. – Хотя… нет, подросла, конечно. Но все равно… если витаманты затеют новую войну… и захватят трон… Хассу тоже достанется. Он что, дурак?

- Он тоже старый, - грустно сказал Тьен. – Он, наверное, не совсем чтобы злой. Но ему не хочется умирать. А если власть в королевстве возьмут витаманты, и он будет им верно служить, то сможет прожить сколько угодно. Хоть сто лет, хоть тысячу. Говорят, Эвикейту –семь с лишним сотен лет!

Трикс схватился за голову.

- Это же измена трону! – выдавил он. – Это же такая измена, всем изменам измена! Как он мог? Хасс ведь сам благородных кровей!

- Все хотят жить, - пискнул Халанбери. – Папа часто говорит: кровь аристократа и землекопа – она одинаково красная.

Трикс повернулся к Иену, который что-то уж слишком долго молчал. И обнаружил, что оруженосец смотрит на него широко раскрытыми глазами.

- Ты чего?

- Так… так ты всерьез? Ты настоящий Трикс?

- Иен, ты дурак? Меня же еще барон Галан признал!

- Так ведь… барон хитрый… он и тебя называл Триксом, и меня… - Иен покраснел. – Я… ваша светлость! Я если бы только знал, что ты настоящий, я бы не убежал!

Трикс досадливо махнул рукой и снова посмотрел на Тьена. Тот терпеливо ждал.

- Ну ты и влип, менестрель, - сказал он. – Простому человеку мешаться в заговоры – самое последнее дело. Как тебя регент на месте не зарезал?

- Я убежал. Я об голову регента разбил чашу с хмельным медом, потом фарфоровую вазу с прахом великого рыцаря Андронаса, потом кинул еще четыре тарелки. Но тарелки были золотые, они не разбились, только синяков ему наставили. Регент выскочил за дверь и запер ее. А там был потайной ход в сад… регент про него не знал.

- Понятно, - Трикс кивнул. – Вот чего на горе сплошь люди с факелами… Повезло тебе.

- Повезло, - грустно сказал ученик менестреля. – Мне Халанбери помог. Ты не смотри, что он совсем маленький. Он хороший друг.

Халанбери заулыбался, но тут же посерьезнел. И Тьен, и Халанбери с ожиданием смотрели на Трикса.

Приятно было сознавать, что от твоего решения зависит что-то настолько серьезное. Честно говоря, даже в те счастливые времена, когда Трикс был полноправным наследником со-герцога Рата Солье, от него зависело немногое. Ну, конечно, для подравшихся или напроказивших мальчишек, которых отправляли к Триксу «на суд», все было очень серьезно. Трикс прекрасно понимал, что правителю необходимо уметь принимать решения, быть и суровым, и добрым, поэтому всегда старался разобраться до конца, прежде чем огласить свой приговор. Но даже если бы он ошибся, самое страшное, что случилось бы – порция розог по чьей-то не слишком виноватой (в этот раз) заднице.

Но сговор с витамантами? Измена трону? Несчастная девочка, которую отдают в жены семисотлетнему старику? Трикс поморщился, вспоминая Тиану. Что-то его беспокоило… что-то смутное, непонятное…

- Надо спасать княгиню, - твердо сказал он.

- Она же малявка и делать ей нечего, - с неожиданной обидой сказал ученик менестреля. Наверное, заглядывается на княгиню, понял Трикс. Вот дурачок…

- Ну и что, - рассудил Трикс. – Все равно, она девчонка и она в беде. И вообще, я ее вассал. Надо сообщить королю. И вытащить Тиану из замка.

- Не надо вытаскивать, - сказал Тьен.

- Это еще почему?

- Ну… пока я в бегах, Хасс ничего ей сделать не рискнет, - сказал Тьен. – Ты только помоги мне спрятаться. Я хочу добраться до короля и все ему рассказать.

- Трус, - Трикс даже расстроился от того, что этот симпатичный парнишка, проявив храбрость и удрав от разъяренного Хасса, да еще и наставив тому фингалов, наотрез отказывается идти спасать княгиню. – А то будет тебя король слушать! Я – со-герцог, и то не смог правды добиться! А ты – тьфу. Ученик менестреля. Все менестрели – вруны.

- Неправда, у меня папа менестрель! – пискнул Халанбери. – Он не врун! Ага!

- Все вруны, кроме твоего папы, - Трикс великодушно решил не спорить с мелюзгой. – Нет, это неправильно, Тьен. Я дарую тебе… э… свой кров и покровительство. Но мы дождемся прибытия моего учителя, магистра Щавеля, и попросим его…

Он помрачнел и замолчал.

- Ты чего? – спросил Тьен, заглядывая ему в глаза.

- Волшебники, - мрачно сказал Трикс. – У регента на службе куча волшебников. Они же тебя в два счета найдут!

Тьен улыбнулся и вытащил из-за ворота амулет – золотой диск на тонкой цепочке. Диск был соткан, иного слова и не подберешь, из тончайших золотых проволочек, сплетающихся то ли в затейливый узор, то ли в вязь стилизованных букв.

- У меня защитный амулет. Меня, и тех кто со мной, - Тьен привлек к себе Халанбери и малыш весь засиял, будто приласканный котенок, - нельзя обнаружить магическим образом. Думаешь, как мы из дворца выбрались?

- И мимо сторожевого огонька прошли, ага! – сказал Халанбери. – Мы нарочно выбрали дом, где сторожевой огонек.

- Откуда у тебя такой… такое… - не отрывая глаз от амулета, сказал Трикс. – Это же очень дорогая штука!

- Я ее украл. У княжны, - Тьен пожал плечами. – Чего мне терять?

Трикс развел руками.

- Ну ты и отчаянный! А если бы на амулете было сторожевое заклинание? Чтобы он испепелял вору руки? Дай поглядеть?

- Не дам, - Тьен начал быстро запихивать амулет под рубашку.

- Хочешь, я у него отберу? – воинственно предложил Иен. – Просит помощи, а сам еще выкаблучивается!

Малыш Халанбери сжимая кулачки выступил вперед, будто вопреки здравому смыслу собирался защитить друга.

– Если отдам, то маги сразу меня обнаружат! – быстро сказал Тьен. – Не трогайте амулет, пожалуйста!

Трикс подумал и признал, что это верно.

- Если не боитесь, - сказал он, то можете переночевать здесь, в кабинете. Только вам и утром никуда идти не надо. Вас по всему городу будут искать.

- Ага, а меня-то за что? – удивился Халанбери. – Про меня никто не подозревает. Кому я нужен, ага…

- Я тебе придумаю занятие, - сказал Трикс. – Тут еще конюшня нечищеная… Значит, мы договорились…

- И что я вижу? – возмущенно зазвенело у него над ухом. – Нет, как это называется?

Трикс обернулся, хмуро посмотрел на Аннет.

- Брось ругаться. Это наши… гости. Они под моим покровительством.

- Гости? – сварливо сказала фея. – Вот как это теперь называется! Стоило твоей верной фее на минуточку отлучиться, чуть-чуть потанцевать с подругами в лунных лучах, как вы привели в дом девушку и бесстыдно стоите перед ней полуголые!

- Какую девушку? – растерялся Трикс.

- Разуй глаза! Ха-ха-ха! – фея демонически расхохоталось. К сожалению, голосок ее был слишком слаб, чтобы произвести должный эффект. – Ты хочешь сказать, что не отличишь девочку, надевшую штаны и рубашку, от мальчика? Ой, а ты и впрямь не отличил?

- Магические эмонации! – ахнул Иен и торопливо сложил большой и указательный палец на левой руке колечком – от сглаза. – Ой, беда-то какая, был мальчишкой, стал девчонкой!

Трикс посмотрел на фею.

Потом на Тьена.

А потом пихнул в бок Иена, опустился на одно колено, как подобает рыцарю и сказал:

- Ваше сиятельство, княгиня Тиана, простите своего недостойного вассала за непочтительные слова и поведение. Моя жизнь в вашем полном распоряжении!

«Ученик менестреля» пытливо посмотрел на него. Потом княгиня Тиана вздохнула и сказала:

- Встаньте, ваша светлость, благородный со-герцог Трикс. Я и… - княгиня вздохнула, - мой незаконнорожденный брат Халанбери, отдаем себя под ваше благородное покровительство.

Фея молчала, трепеща крылышками. Иен шумно сглотнул и попытался натянуть нижнюю рубашку на коленки.

Только теперь Трикс обнаружил сходство между «учеником менестреля» и той красивой, балованной девочкой, которую ему так надоело развлекать четыре года назад. Ну где же были его глаза? Достаточно оказалось мужского платья и коротко отрезанных волос (теперь Трикс понял, что волосы были отрезаны быстро и неровно, несколькими движениями ножниц, которые держала неумелая и слабая рука), чтобы он не узнал своего сюзерена!

- Мне очень страшно, Трикс, - сказала Тиана и голос ее внезапно стал жалобным и испуганным. – Очень. Все, что я рассказала про Хасса и витамантов – правда. Ты же меня защитишь, да?

Tags: Трикс
Comments for this post were disabled by the author