Доктор Ливси (doctor_livsy) wrote,

Трикс 2-3-1

3.

 

Если ты совсем еще молод, но уже перестал морщиться при виде глупых девчонок, если ты с детства знал, что станешь благородным рыцарем, если в древних летописях с восторгом читал о подвигах, совершенных ради прекрасных дам – то ты поймешь, что чувствовал Трикс, ранним утром покидая домик Радиона Щавеля.

Княгиня Тиана еще сладко спала (Трикс уступил ей комнату волшебника, а сам провел ночь на диване в кабинете, пренебрегая опасностью магических эманаций) когда Трикс и Иен отправились на рынок. Халанбери, на плече у которого сидела насупленная фея Аннет, зевая стоял в дверях, а Трикс давал ему последние наставления:

- Никуда не выходите, понял? Вода есть, отхожее ведро чистое. Никого не впускайте. Только меня… - он покосился на оруженосца, но все-таки добавил: - И Иена. Запрись на все засовы.

- Да понимаю я, что я, маленький, - обиделся Халанбери. – Я Тиане помог из дворца выбраться…

- Мы быстро управимся, - сказал Трикс. – Купим все, что надо, и вернемся. А вы спите.

- Ага, спите! А если маг твой приедет?

- Не приедет. У него вчера был с друзьями симпозиум. Наверное, всю ночь. Он сегодня спать до обеда будет, а то и до вечера. Завтра приедет.

- А что такое симпозиум?

- Это такой обед с друзьями. Пьют вино, закусывают и разговаривают.

- Ага. Тогда у моего отца каждый вечер симпозиумы, - кивнул Халанбери.

- У отца? Тиана ведь сказала…

- Ну да, - просто ответил Халанбери. – Моя мама у старого князя была горничной. Но это же не считается, правда? Я князя-то только один раз видел. Меня хотели выпороть за то, что в саду раннюю землянику ел, а князь увидел, поморщился, и сказал, что меня пороть нельзя. Вот.

Трикс кивнул и неловко потрепал Халанбери по голове. Ему вдруг вспомнилось, как некоторые служанки, обзаведясь животом, уезжали из замка куда-нибудь в провинциальные городишки. И однажды отец лично вручил такой служанке увесистый кошелек, пожелав обзавестись хорошим мужем.

Наверное, это и вправду не считается?

Но ему почему-то стало грустно и как-то неловко перед Халанбери.

- Иди, досыпай, - грубовато сказал Трикс. – И не забудь запереться!

- Милый, ну возьми меня с собой… - безнадежно заканючила фея, глядя на Трикса дурными влюбленными глазами. – Мне без тебя грустно…

- Нет, - твердо ответил Трикс. – Феи на базар не ходят. Это не базар, а цирк получится, если ты с нами пойдешь…

Аннет надулась и замолчала.

Они с Иеном запрягли отдохнувшую и явно застоявшуюся лошадку, после чего двинулись по утреннему холодку к ближайшему базару.

- Повезло салаге, - беззаботно сказал Иен. – Представляешь, сын отставного менестреля, а на самом-то деле – благородных кровей!

- Что же тут хорошего? – буркнул Трикс. – Что не выпороли за землянику?

- Между прочим, - тоном знатока ответил Иен, - это уже не мало! А вообще благородная кровь всегда себе выход найдет!

- Ну да… через кинжал в пузе… Сидел бы он сейчас на грядке, ел малину, а не прятался от стражников…

- Малина уже отошла, - вздохнул Иен. – Жалко, я люблю малину.

- Ничего ты не понимаешь… - ответил Трикс. – А я вот подумал, может у меня… как-то несправедливо все.

- Что у тебя сводные братья и сестры есть? – догадался Иен. – Да уж есть, наверное. Ну и что с того? Зато их трона не лишили, в темнице не держали. Мало почести, да мало и горести. – он засунул руку за пазуху и с удовольствием почесался. – Слушай, по-моему у твоего волшебника клопы есть, надо самаршанского порошка купить. Порошок от клопов никто лучше южан не делает!

За разговором дорога пролетела незаметно. Вскоре они вошли на рыночную площадь, где несмотря на ранний час уже было полно народа. Трикс оставил Иена караулить повозку, а сам, сверяясь со списком, занялся закупками. Набитые медью карманы стремительно пустели, а в повозке постепенно росла гора:

Мяса свиного и телячьего,

Хлеба пшеничного и ржаного,

Колбас и сыров,

Масла оливкового обычного и масла оливкового на травах,

Огурцов и помидоров свежих, их же – соленых, причем непременно с рассолом,

Чая черного, зеленого, красного,

Кофе обычного и горного, полезного для магических сосредоточений,

Сахара рыжего пиленого и сахара коричневого кристаллами,

Вина белого, сладкого; вина красного, сухого; вина анисового горючего, тройной перегонки,

Мыла черного, постирочного, мыла благовонного, для рук и лица, мыла жидкого, для головы и бороды,

Ароматных благовоний на палочках, ароматных благовонных пирамидок, ароматной пудры для подмышек и ароматных мазей для повозок – чтобы не так сильно воняло лошадиным потом,

Полотенец холщовых и простынь льняных,

Бумаги писчей, чернил разноцветных в пузырьках, карандашей свинцовых, перьев гусиных и фламинго,

Тарелок фарфоровых и плошек глиняных…

Судя по списку покупок, мудрый Радион Щавель либо решил поселиться в Дилоне надолго, либо собирался отвести кое-что домой. Трикс вошел в азарт. Ему никогда не доводилось самому покупать так много разных вещей. Да и таких увесистых карманов у него никогда не было. Медные монеты сомнительного происхождения быстро покидали его карманы и оседали у продавцов, чтобы к вечеру сдачей разбежаться по всему городу. В глубине души Трикс понимал, что поступает нехорошо, но его захватил процесс торговли. Уже по своей инициативе он купил сладких фруктов и лимонной воды для Тианы – кто его знает, чем она привыкла завтракать и обедать. А потом, обмирая от собственной смелости, приобрел у торговки цветами букетик маленьких белоснежных роз, означающий чистоту намерений и глубокую преданность. Торговка, немолодая и толстая, заговорщицки подмигнула Триксу и ущипнула его за щеку, чем вогнала мальчишку в краску.

С цветами в руках Трикс возвращался к повозке, раздумывая, что же ему сказать Иену на неизбежные насмешки над букетом. И застыл как вкопанный в благовонных рядах, обнаружив возле повозки трех стражников и рыцаря на коне. Иен, совершенно несчастный, стоял перед стражниками и что-то объяснял, беспомощно разводя руками.

Скорее всего, это была обычная проверка, которую стражники готовы учинить любому – хоть перебравшему хмельного торговцу, хоть незнакомцу с подозрительной внешностью, хоть мальчишке со слишком уж изрядным грузом товаров. Ничего страшного в такой проверке не было, разве что одной-двух монет в кармане можно было не досчитаться…

Но у Трикса оставалась еще пригоршня. Целая пригоршня запрещенной для ученика мага меди!

Ах, как Трикс был бы рад сейчас воришке, который ловким движением извлек бы из его кармана всю мелочь! Но его карман был так набит, что ни один вор и не подумал, что там деньги. Ну что может быть в кармане у просто одетого пацана? Камешки для игры, свисток, перочинный ножик, дохлая птичка на веревочке и грязный до ужаса носовой платок!

В какой-то миг Трикс был близок к тому, чтобы вытряхнуть деньги на землю, хотя ничего глупее и придумать нельзя. Звон монет на базаре не останется без внимания, а человек, избавляющийся от денег – не иначе как испугавшийся разоблачения вор!

Но тут Трикс поймал взгляд одного из торговцев, сухопарого, продубленного жаркими южными ветрами. Явно из тех, кто сам возит благовония и сам продает, то ли из бережливости, то ли из интереса. Полчаса назад Трикс покупал у него ароматные свечи и продавец явно отметил легкость, с которой мальчик расставался с деньгами.

А сейчас торговец посмотрел на цветы. Потом подмигнул Триксу и поманил к себе.

Трикс на негнущихся ногах подошел ближе.

- Подруга сердца? – проницательно спросил торговец. – Решил потратить сбережения и пригласить в гости даму?

Трикс на всякий случай кивнул.

Продавец огляделся и, понизив голос, сообщил:

- У меня есть эликсир с Серых Гор, юноша. Он немного запретный… но ты же не из пугливых? Всего один флакон на кувшин вина… - он помедлил, с сомнением оглядывая Трикса, - на кувшин лимонада. И та, с кем ты вкусишь напиток, навсегда станет твоей.

- Навсегда? – поразился Трикс, забыв даже про стражу.

- Ну… месяца на два-три точно. А больше, поверь опытному человеку, и не надо, - продавец хихикнул. – Не спеши надевать на себя кандалы, юноша.

- Да, этого я не хотел бы, - признал Трикс. – Сколько?

- Дорого, - вздохнул торговец. – Три золотых.

Трикс молча высыпал ему в руку деньги. И сказал:

- Я разбил свою копилку. Тут ведь хватит?

- Немного не хватает, но ничего, - быстро сказал торговец, протягивая ему пузырек синего стекла. На самом деле, меди хватило бы на пару таких флаконов, но у какого торговца повернется язык об этом сказать? – Удачного вечера, парень! Можешь еще побрызгать на цветы, и вдыхать аромат вместе с дамой!

Избавившись от компрометирующей его меди, Трикс уже более уверенно подошел к повозке. Иен при виде его просиял и облегченно воскликнул:

- Да вот он!

Стражники и рыцарь повернулись к Триксу. Даже рыцарская лошадь проявила некоторый интерес.

- Что случилось, уважаемая стража? – спросил Трикс, памятуя, что нападение – лучшая защита, если, конечно, не брать в расчет бегство.

- Твое? – ощупывая Трикса взглядом, спросил стражник с повязкой старшего на рукаве.

- Моего господина.

- Кому служишь?

Врать было опасно. Опытный стражник вранье почует сразу.

- Магистру магии Радиону Щавелю из Босгарда. Сегодня, - Трикс решил чуть-чуть погрешить против истины, - магистр собирается прибыть с визитом в Дилон, дабы обсудить на симпозиуме новейшие изыскания в области магии. Я послан приготовить к его прибытию принадлежащий магистру домик на Вишневой улице.

Стражники, привыкшие, что каждое слово надо клещами выдирать, переваривали сказанное.

- А ты… ученик волшебника, что ли? – осведомился стражник.

- Мое имя – Трикс. Я лишь в самом начале бесконечного пути познания мира, - скромно сказал Трикс, как и подобает ученику.

Стражники сразу стали гораздо вежливее. Волшебник, пусть даже и совсем начинающий, это не какой-нибудь там подмастерья или приказчик. От того, что тебя превратят в жабу неумело, или огреют не слишком горячим огненным шаром, легче не станет.

- Ты ученик, а он кто такой? – стражник ткнул пальцем в Иена.

- А он слуга. Не дело ученика волшебника чистить лошадь и выносить помои, - печально сказал Трикс.

- Осторожнее тут, господин ученик волшебника, - стражник сменил тон на совсем уж дружелюбный. – После вашего захолустья в столице ухо надо держать востро. Карманники, разбойники, мошенники…

- Но мы с ними боремся, - вставил другой стражник.

Трикс вежливо кивнул. Пронесло!

- Чем расплачивался на базаре уважаемый ученик волшебника? – внезапно произнес рыцарь.

- Серебром, - твердо ответил Трикс.

Забрало рыцарского шлема было опущено, но мальчик чувствовал – его внимательно и с недоверием осматривают.

- Допустим. Скажи, Трикс, не видал ли ты на базаре или в каком-либо ином месте, юную девушку примерно твоих лет, светловолосую, голубоглазую, хрупкого сложения?

- Тут много девушек, - сказал Трикс. – И светленьких тоже. Может и видал, только времени у меня нет на девчонок засматриваться.

- Хороший букет, - неожиданно произнес рыцарь. – Неужели ты хочешь его подарить своему учителю?

Стражники весело засмеялись.

- Магистр Щавель крайне требователен к чистоте, - ответил Трикс. – Он требует, чтобы в отхожем месте всегда стоял свежий букет цветов с приятным ароматом.

- Похвальная черта для волшебника, - сказал рыцарь с иронией. – Похвальное старание для ученика. Что ж, юный волшебник, удачи тебе. И если встретишь девочку, похожую на ту, о которой я говорил, то немедленно сообщи страже. Это дочь уважаемого аристократа, к сожалению, страдающая провалами в памяти и болезненными фантазиями. Ей удалось убежать от приглядывающих за ней нянек и теперь стража старается вернуть несчастную домой.

- Бедняжка! – согласился Трикс. – На улицах так опасно для юной дамы… несмотря на все старания стражи. Я буду очень внимательно смотреть по сторонам!

Рыцарь кивнул, что в доспехах сделать не так-то просто. Порылся в поясной суме, бросил Триксу новенькую серебряную монету.

- У меня будет к тебе просьба, юный волшебник. Я знаю Радиона Щавеля и хотел бы поприветствовать его в городе, но дела зовут меня в путь. Купи Радиону горькой самаршанской настойки, на корнях калиса и листьях зельзибы. Он всегда ее ценил. Скажешь – от старого друга с Черной Переправы.

- Спасибо, - кивнул Трикс, восхищенно глядя на рыцаря. – Я прямо сейчас и куплю.

Рыцарь развернулся и двинул коня сквозь толпу. Стражники последовали за ним.

- Чего-то он подозрительный, - шепотом сказал Триксу Иен. – Меня тоже про девчонку пытал… это ведь он про…

- Т-с! – прошипел Трикс.

- Монета-то не фальшивая?

Трикс внимательно осмотрел монету.

- Если и фальшивая, то не хуже настоящей. Сейчас я сбегаю на ряды, где самаршанские купцы стоят…

Найти настойку на корнях калиса и листьях зельзибы оказалось непросто. Некоторые торговцы просто качала головой, некоторые смеялись и отсылали мальчишку дальше. Трикс прошел весь ряд, пока один торговец не достал из сундука маленький глиняный кувшинчик, назидательно добавив:

- Только запомни, не больше трех ложек за один раз!

Слегка смущенный таким предупреждением Трикс расстался с серебряной монетой (торговец некоторое время вздыхал, поднимал руки к небесам и требовал доплаты – пока не убедился, что у мальчишки денег не осталось совсем). Вернувшись к Иену Трикс помог уложить груз понадежнее и они начали выбираться из толпы. Солнце уже припекало.

- А мне нравится быть слугой волшебника, - разглагольствовал Иен. – Вон, сколько всего накупили! И приключение такое, с…

- Т-с!

- С учеником менестреля, - заговорщицки сказал Иен. – Ну что я, глупый, что ли? Я, если начистоту, приключения люблю. Только они должны хорошо кончаться.

- А приключения – это как раз то, что хорошо кончается. Если они кончаются плохо, то их называют неприятностями.

Только через час (улицы были совсем уж многолюдны), Трикс и Иен приблизились к домику Щавеля. Уже издалека Трикс заподозрил неладное: калитка была открыта и качалась на ветру, а перед оградой собралась маленькая толпа – две-три служанки, возвращавшиеся с базара, несколько сопливых ребятишек и крепкий мужчина, хорошо одетый, попыхивающий трубкой, смуглолицый от примеси самаршанской крови.

Когда повозка приблизилась к воротам, мужчина вышел вперед. Придирчиво осмотрел ребят, после чего обратился к Триксу:

- Ты остановился в этом доме?

- Да, - Трикс понял, что лучше не врать.

- Чей это дом?

- Волшебника Радиона Щавеля.

- А ты кто?

- Трикс, ученик Радиона Щавеля. Прибыл вчера вечером подготовить дом к приезду господина Щавеля.

Мужчина чуть подобрел.

- Хорошо, ежели не врешь… Трикс. Меня зовут Азан. Я управляющий квартала.

Трикс не знал, кто такой управляющий квартала, в со-герцогстве таких должностей не было. Но на всякий случай он вежливо кивнул.

- Этот с тобой? – Азан посмотрел на Иена.

- Слуга.

- В следующий раз, - наставительно произнес Азан, - не уходи из дома вместе со слугой. К вам пробрался вор.

- Вор? – ахнул Трикс. – Но…

- Повезло, что мимо проезжала стража, - продолжал Азан. – Они заметили воришку, схватили его и увезли.

- У нас же был сторожевой огонек! – воскликнул Трикс.

- Видать у воришки был против него амулет, - Азан смачно сплюнул. – Магии нынче развелось… у вора амулет, а честному рыцарю пришлось твой огонек мечом рубить… все доспехи ему закоптило.

- Со стражей был рыцарь? – быстро спросил Иен.

- Какой у тебя невоспитанный слуга! – возмутился Азан. Но, видимо, ему хотелось поговорить и он ответил, правда, глядя на Трикса. – Да, со стражниками был рыцарь, иначе им бы не справиться с огоньком. Когда твой учитель вернется, мальчик, попроси его заглянуть к Азану. Великие свершения и мудрые изыскания вот уже третий год мешают магистру Щавелю заплатить земельный налог и взнос на содержание Стражи. А времена-то, видишь, неспокойные…

- Куда увезли воров? – спросил Трикс.

- Вора, один он был. И ведь приличный с виду юноша… Наверх повезли, к дворцу. Небось, сынок кого-то из вельмож, назвал папино имя – вот и не поволокли в участок. Теперь отделается десятком плетей… а простого воришку на рудники бы сослали! – с внезапно прорезавшейся сословной обидой сказал Азан.

- Пошли, - Трикс потянул за собой Иена. – Спасибо, господин управляющий.

Они завели в сад повозку, проехав прямо по черному выжженному пятну – это было все, что осталось от сторожевого огонька. Трикс бросил Иену поводья.

- Распряги лошадь, уведи в конюшню. Потом перетаскай припасы в дом. Но дальше сеней не входи!

- Но… - поразился Иен. – Как же…

- Сопрут чего, - Трикс покосился на зевак, - Щавель мне всыплет. А я тебе.

И прерывая разговор он быстро вошел в домик – дверь была нараспашку.

Внутри было тихо. Никаких следов побывавших стражников – ни следов грязных сапог на полу, ни опрокинутых метким пинком стульев, ни разбитых ваз, ни похабных надписей и рисунков на стенах. Даже вещи на первый взгляд все остались на местах – включая пару изящных подсвечников на камине в гостиной и дорогую статуэтку из белого мрамора, копию знаменитого памятника леди Кадиве, только выполненную более вольно.

Видимо, Стража питала к волшебникам несвойственное ей обычно уважение.

Трикс внимательно осмотрелся. Сглотнул вставший в горле комок и велел себе быть твердым, мужественным и несентиментальным.

Он не случайно велел Иену не входить в дом – кто знал, какие ужасающие сцены ждали их внутри? Впрочем, Трикс догадывался, какие…

Если стражники вывели из дома лишь одного «воришку» – княжну Тиану, то Халанбери остался в доме. И уж понятно было, что случилось с отважным малышом, вступившимся за свою княжну и сводную сестру.

- Только бы не мечом, - пробормотал Трикс. – Если в доме пролилась кровь невинного ребенка, то дух его будет до самой старости стенать ночами… Щавель будет очень недоволен…

Но в гостиной никаких следов Халанбери не было. Не оказалось изрубленного или забитого дубинками тельца и в каморке для слуг, и в спальне мага, и в кабинете, ни на кухне, ни в ветхой пристройке, где стояла мятая жестяная ванна. Там Трикс обнаружил еще одну дверь, а за ней, к своему изумлению, не замеченный вчера сортир -  по столичной моде пристроенный к дому, чтоб зимой не бегать на мороз. Задержав дыхание и сморщившись от отвращения, Трикс заглянул в дыру – со злодеев всякое станется – но зловонные глубины выгребной ямы оказались непотревоженными.

Трикс в задумчивости вернулся в гостиную. В сенях обиженно пыхтел Иен, разгружая покупки, но внутрь не заглядывал.

- Халанбери! – позвал Трикс.

Тишина.

- Аннет!

Ни звука.

Тогда Трикс двинулся по дому, методично открывая все шкафы и заглядывая в каждую щель куда мог протиснуться тощий семилетний мальчик.

Удача улыбнулась Триксу на кухне. Открыв нижнее отделение буфета (для очистки совести, по хорошему туда мог влезть только крупный кот) Трикс услышал испуганный писк. Сел на корточки – и оказался лицом к лицу с Халанбери, который сидел обхватив коленки и вжавшись в заднюю стенку. На плече у Халанбери сидела фея Аннет, зажимая ручонками глаза. Мальчишка испуганно смотрел на Трикса и что-то жевал.

- Ты что ешь? – зачем-то спросил Трикс.

- Па… пастилу… - пробормотал Халанбери с набитым ртом. Сглотнул и пояснил: – Тут лежала яблочная пастила.

- Нашел время!

- Я чтоб просторней было… - Халанбери задергался пытаясь выбраться. – Помоги, ага?

Аннет отняла от глаз одну руку, посмотрела на Трикса одним глазом, с радостным писком вылетела из буфета и закружилась в воздухе. Трикс взял Халанбери за липкие от пастилы руки и с натугой, будто пробку из бутыли сидра, вытащил наружу. Спросил:

- Кто тебя сюда запихнул?

- Я сам! – обиделся Халанбери. – Я испугался сильно.

- Где Тиана? – воскликнул Трикс. – Где княгиня?

То ли тон у него был очень грозный, то ли успокоившийся от пастилы Халанбери вновь вспомнил случившееся, но по перемазанной в пастиле и паутине мордашке ручьем потекли слезы.

- Ее забрали! – завопил Халанбери. – Ее забрал маг витамантов!

- Какой маг? – спросил Трикс. – Да не реви ты! Отвечай!

Халанбери широко открыл рот и испустил пронзительный визг.

- Я все перетаскал… - На кухню заглянул изнывающий от любопытства Иен. Мгновенно оценив ситуацию, подскочил к Халанбери, подтащил его к тазику с водой для мытья посуды и окунул туда лицом. Несколькими умелыми движениями вымыл мальчишке физиономию и вытер грязноватым кухонным полотенцем. Визг и слезы как по волшебству прекратились.

- Ну ты даешь! - поразился Трикс.

- А, в приюте вечно приходилось мелюзгу утихомиривать, - махнул рукой Иен. – Высморкайся!

Халанбери высморкался в полотенце и грустно сказал:

- Я не знаю, какой маг. Это Тиана в окно выглянула и сказала, что маг со стражей идет. И велела мне спрятаться. Я испугался. Он огонек зарубил, а потом дверь пнул – и она распахнулась… Я на кухню…

- Любимый, позволь рассказать мне? – Аннет повисла в воздухе на уровне лица Трикса. – Малыш и впрямь испугался.

- А ты? – спросил Трикс.

- Я-то? Да я чуть не померла от страха! – фея всплеснула руками. – Это был боевой маг витамантов! Очень сильный, раз железные доспехи носит, волшебники-то железа не любят! От него магия так и прыскала! Такому фею убить – как раз плюнуть!

- Он пришел за Тианой?

- Ну да, - без особой грусти сказала Аннет. – Дверь выбил, вошел. Княгиня прятаться не стала. То ли поняла, что бесполезно, то ли чтоб малыша не нашли. Входит витамант и говорит: «Здравствуйте, княгиня. Побег из дома – это увлекательно, но не стоит так печалить вашего доброго опекуна. Я сопровожу вас до дворца.» А княгиня ему в ответ: «Вы столь любезны и упорны. Это ради регента Хасса или ради вашего господина?» Он засмеялся и отвечает: «И ради гостеприимного регента и ради великодушного Эвикейта. Пройдемте со мной, княгиня». Ну и… она и прошла. А мы на всякий случай тут решили посидеть.

Tags: Трикс
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments